Учёба.ру WWW.UCHEBA.RU
 

Чужие дети: как учатся мигранты и беженцы

Официальной статистики о количестве детей-иностранцев, которые учатся в России, нет. По некоторым данным, только в Москве и области живут 50 тысяч таких ребят — беженцев и мигрантов. Где учатся «чужие дети», с какими трудностями сталкиваются и как быстро становятся «своими»?
Наталья Афанасьева
23 апреля 2018
1 комментарий
Фото: Adam Lai / Flickr / CC BY 2.0

Нет официальной статистики о том, сколько детей без российского гражданства (а это, как правило, дети из семей мигрантов и беженцев), учатся в школах страны. Несколько лет назад на запрос журналистов в министерстве образования и науки ответили, что «статья 78 закона „Об образовании“ гарантирует равные права на образование в России для всех, в том числе и для иностранных граждан, поэтому ведомство не ведет статистики того, граждане каких стран обучаются в российских школах». По неофициальным же данным только в Москве в Московской области живут 50 тысяч детей беженцев и мигрантов, а в московских школах учатся половина из них — то есть более 25 тысяч детей, у которых нет российского гражданства. А какое количество их вообще исключено из системы школьного образования, не знает никто. Чаще всего это происходит по двум причинам: незнание русского языка и отсутствие регистрации. Первое — гораздо серьезнее: семьи, в которых дети плохо или совсем не говорили по-русски, сталкиваются с отказом в приеме в школу даже при наличии регистрации и документов о праве на пребывание в России. Им предлагают сначала подтянуть уровень владения языком, а это совсем непросто.

первый год я вообще ни с кем не общалась в классе

«В России не существует государственных интеграционных программ: в школах не проводятся уроки по русскому языку как иностранному, у учителей нет эффективных методик преподавания, вузы не готовят выпускников по данной специальности», — так говорят в Интеграционном центре для детей беженцев и мигрантов «Такие же дети». Это волонтерский проект, который уже много лет занимается с детьми из разных стран: сегодня в центре учатся 93 ребенка из Конго, Афганистана, Киргизии, Таджикистана, Нигерии, Камерун и Зимбабве. В 2016 году городские власти буквально выгнали их на улицу из подвала, где на протяжении 17 лет работал «Центр адаптации и обучения детей-беженцев». Сегодня они нашли новое помещение и продолжают работать. Но это лишь капля в море — из сотен школ Москвы только две учат иностранных детей русскому языку и другим предметам бесплатно и системно.

Языковой барьер — главная проблема, которая не дает иностранным ребятам быстро влиться в образовательный процесс и стать своими среди сверстников. Ученые НИУ ВШЭ провели исследование, опрашивая учеников и педагогов Москвы и Подмосковья, чтобы выяснить, какие возможности адаптации есть у детей мигрантов. В ходе работы выяснилось, что сложнее всего адаптироваться тем, кто приехал после 7 лет. «Первый год я вообще ни с кем не общалась в классе. Я больше ходила одна», — рассказывает девятиклассница. «Я молчала, потому что мне не нравилось, когда меня поправляют, я хотела уже нормально говорить по-русски и потом уже завести друзей», — рассказывает другая респондентка.

Как выяснили исследователи, одноклассники часто посмеиваюся над новичками, но это обычно прекращается, когда те преодолевают языковой барьер и начинают общаться. На это уходит от трех-четырех месяцев (когда есть определенное знание языка) до года. «Ассимиляция таких детей шла бы быстрее, если бы в школах были программы обучения русскому как иностранному. Учителям пригодились бы курсы подготовки к работе с многоэтничными классами. Пока же интеграция детей мигрантов находится на периферии общественного внимания, хотя ясно, что одним школьным курсом „Основ религиозных культур и светской этики“ и дежурными фразами о толерантности, произнесенными на классном часе, не обойтись», — считают авторы исследования.

зачастую ксенофобия даже не воспринимается носителем как нечто негативное

Они также выяснили, что школы с высокой успеваемостью зачастую не принимают детей мигрантов. Они опасаются сложностей с адаптацией иностранцев и снижения результатов остальных учащихся. Зато школы послабее, боясь что их могут закрыть из-за недобора, берут всех: «Они привыкли работать с детьми из неблагополучных, неполных, бедных семей, с детьми с асоциальным поведением. По разряду „проблемных“ учеников обычно проходят и дети мигрантов», — замечают ученые.

Школы, которые маркируются в общественном сознании как «мигрантские» (а для этого достаточно, чтобы в классах было по 6-7 иностранных детей), не пользуются у местных популярностью, они чаще всего на плохом счету. «Детей из Средней Азии стало настолько много, что русские дети постепенно стали уходить из школы», — рассказывает учитель одной подмосковной школы. Впрочем, как говорят директора таких школ, главная их проблема — не присутствие иностранцев. С ними можно работать — большинство таких детей готовы к диалогу. Педагогам сложнее с детьми, которые не хотят учиться, нарушают дисциплину, с проблемами в семье. Большинство иностранцев быстро справляются с языковыми и психологическими барьерами и осваиваются в коллективе.

«Интервью и фокус-группы с детьми мигрантов (ученики 9–11-х классов), их одноклассниками, учителями и директорами школ не выявили неразрешимых проблем адаптации», — выяснили в ВШЭ. Разговоры с местными детьми и иностранцами показали, что, даже если между ними и не существует особой дружбы, то в основном «складывается нейтральное отношение к сверстнику как к «своему, к однокласснику». Дети мигрантов часто не входят в какие-то другие сообщества, кроме школьного, поэтому они практически полностью вливаются в коллектив, интегрируются.

На поверку в основе общественного страха и неприятия лежат исключительно стереотипы. Как выяснили исследователи, в младших классах дети почти не замечают этнических различий. Оскорбления в адрес других национальностей появляются позже и, как правило, школьники воспроизводят установки родителей. Нередко и учителя приносят в школу свои негативные представления о миграции. «Зачастую ксенофобия существует на бытовом уровне, без рефлексии, и даже не воспринимается носителем как нечто негативное», — замечают ученые .

Выучив язык, обзаведясь друзьями, справившись с психологическими трудностями и страхом перед новым коллективом, дети мигрантов очень быстро становятся совершенно «такими же детьми», как и местные. Если, конечно, они попадают в нормальную, дружелюбную среду, которая их не отвергает.

Ищете школу, вуз, колледж или курсы? Все учебные заведения — в каталоге «Учёба.ру»!
Наталья Афанасьева
23 апреля 2018
1 комментарий

Обсуждение материала

Оставить комментарий

Cпецпроекты